Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 8 У КОГО СОЮЗНИКИ ЛУЧШЕ? → Часть 2

Глава 8

Часть 2

С 1 октября 1941 года по 31 мая 1945 года только Америка снарядила и отправила Сталину 2660 транспортных кораблей, на которые было погружено 17 500 000 тонн стратегических материалов. В пути погибли десятки транспортных кораблей и 1 300 000 тонн груза. Остальное было доставлено в советские порты. Для сопровождения конвоев привлекались сотни боевых кораблей Америки и Британии, тысячи самолетов и десятки тысяч людей. Одна только Британия потеряла 19 боевых кораблей, сопровождавших грузы для Советского Союза, в том числе — два крейсера.

Однажды в Лондоне собралось совещание историков. Титулы, звания, степени. Один я, серый, без титулов и званий. И без приглашения. Проник любопытствующим зрителем. Тема: начало Второй мировой войны. Потому и проник: интересно.

Обсуждают ученые мужи начало войны и очень скоро (куда им деться? ) дошли до «Ледокола».

Смеются, зубоскалят, уличают, обличают, обсуждают и осуждают. Все им ясно: этот самый Суворов написать «Ледокола» не мог. Это кто-то за него написал. В каждом деле надо искать, кому выгодно, так сказать, cui prodest? А выгодно русским. Все знают, что они воевать не умели, что они вообще ничего не понимали, дураки да и только. А почитаешь «Ледокол», выходит, что не они дураки, а люди Запада. Не Сталин дурак, а Гитлер с Черчиллем и Рузвельтом. Одним словом, все ясно — это написали эксперты из советской разведки, и группу лучших историков СССР им в помощь дали. И с «Аквариумом» все ясно. «Аквариум» — восхваление Советской Армии. Кому выгодно? Все понятно — на то Союз писателей СССР и существует… Долго ли заказать?

Сидел я, слушал, не выдержал, поднимаюсь: «Братья историки,  — говорю.  — Тут я. Бейте меня».

Сначала, как водится перед грозой, попритихло все. А потом взорвался зал. И грянул бой.

Долго они меня цитатами молотили, цифрами били. А потом вдруг разом стихли. Поднимается самый уважаемый. Затих зал до гробовой тишины. Соображаю: это главарь исторический. В его глазах огонь испепеляющего гнева: держись, терзать буду!

И я держался.

Он ударил цифрами так, чтобы сшибить первым ударом. Чтобы втоптать меня в чернозем. Без вступления объявил, что Сталин на Гитлера напасть не мог, так как к войне был не готов. Вот и доказательство: развернул список полутораметровый и зачитал, сколько тушенки, лопат, сгущенки, бинтов, танков и сливочного масла Америка передала Сталину во время войны.

Зачитал, зал ему ропотом одобрительным ответил, а он, подбоченясь, ко мне оборачивается: как выкручиваться будем, мистер Суворов?

Мне бы, понятное дело, было бы эффектнее вынуть из портфеля такой же полутораметровый список и его в ответ зачитать. Но ни портфеля, ни списка со мной не случилось, потому я ему просто на память все эти цифры повторил.

Зашумели они, как шмели. Никто ничего не понимает. И главарь моего хода не понял. Им даже интересно стало: ну-ка, поясни. Я и пояснил, что все эти цифры и есть мое доказательство ГОТОВНОСТИ Сталина к войне.

Иметь надежных, богатых, сильных, щедрых союзников это именно то, что во все времена именовалось готовностью к войне.

Союзники не приходят сами. Их надо найти, союз с ними надо обеспечить. И вовсе не договорами, а надо поставить их в такое положение, чтобы они сами, добровольно, без всяких договоров помогали.

Товарищ Сталин так и поступил. Поставил их в положение.

Говорят, на Гитлера работали покоренный Люксембург, Бельгия, Голландия, Польша и часть французской промышленности. Правильно. Это очень даже правильно.

А на товарища Сталина работала Америка.

И не одна только Америка.

И была разница: на Гитлера за брюквенную похлебку под американскими бомбами работали поляк и француз, которые, того и гляди, песку в подшипники сыпанут.

А на товарища Сталина в теплом светлом цеху за полновесный трудовой доллар вкалывал американский рабочий высокой квалификации. Кроме трудового доллара американский рабочий имел еще один стимул — он работал на погибель Гитлера, он ненавидел Гитлера той же ненавистью, что и поляк с французом.

Гитлер считал, что Америка разложилась морально, а лидеры Америки — дураки (так Адольф Алоизович и выражался). Но никогда Гитлер не говорил о том, что Америку надо покорить. Гитлер называл Черчилля пьяницей и дураком, но считал, что с Британией надо иметь союз («Майн кампф», глава IV). Но случилось так, что американские и британские стратегические бомбардировщики за время войны высыпали на Германию 1 856 000 тонн бомб. А тактические бомбардировщики добавили еще 844 000 тонн (R. Goralski. World War II Almanac. P. 438). Две с половиной мегатонны. Почти три.

Навигация

[ Часть 2. Глава 8. ]

Закладки

Hosted by uCoz