Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 7 КТО БЫЛ АВТОРОМ ЛЕГЕНДЫ О НЕГОТОВНОСТИ СТАЛИНА К ВОЙНЕ? → Часть 5

Глава 7

Часть 5

А в области артиллерии Красная Армия в 1941 году имела орудия, принятые на вооружение в 1938 — 1939 годах и выпущенные заводами в sportaround.ru 1940 — 1941 годах. А германская артиллерия обходилась. пушками и гаубицами 1918, а то и 1913 года. И о перевооружении только мечтала.

Можно ли из этого Делать вывод, что Гитлер не мог напасть?

Кому же выгодно распространять мифы о сталинской «неготовности»?

Выгодно коммунистам. Любой преступник прикидывается дураком, когда его обвиняют в преступлении или в намерении совершить преступление, когда его припирают к стенке уликами.

Коммунистический режим совершил множество преступлений. Но странное дело: коммунисты никогда своих преступлений и ошибок не рекламировали, но скрывали их и прятали. Они скрывали масштабы истребления крестьянства, они никогда не открывали методов подавления крестьянских восстаний, они молчали о концлагерях и заложниках, они с пеной у рта отвергали обвинения в истреблении польских офицеров, они скрывали сведения о ядерных катастрофах, они не публиковали статистики преступлений, они засекретили сотни миллионов архивных дел.

Но во всем, что относится к началу войны, они проявили удивительную покладистость. Они с готовностью признавали свои ошибки и промахи. Мало того, выискивали в архивах документы, подтверждающие неготовность, давали этим документам выгодную для себя интерпретацию, т. е. выставляли себя на позор и посмешище мира в самом идиотском свете. Советские маршалы и генералы с охотой признавали себя дураками, подбрасывая историкам все новые и новые факты.

Так ведет себя преступник на суде, он рассказывает о том, что у него, во-первых, топора вовсе не было, во-вторых, топор был совершенно тупым, пистолет был ржавым и без патронов, а сам он пользоваться автоматом не научен, злого умысла иметь не мог по причине слабоумия. Этому поведению есть и специальное определение в соответствующей среде — косить на психа.

Именно так 50 лет за дураков выдавали себя советские политики, генералы и маршалы. И кормили историков соответствующей информацией.

Тут бы историкам и насторожиться: что же это такое происходит? Отчего коммунистическая власть так охотно подбрасывает все новые и новые факты, которым бы лежать сто лет в архивной неизвестности? Почему так вольно выставляет она себя на всеобщее осмеяние? Тут бы историкам и спросить себя: я критикую коммунистов, так почему они за это мне научные звания присваивают и титулы вешают? Да и зачем коммунистам так много говорить о неготовности? С такими подробностями? В чем их интерес? Мало ли провалов в коммунистической истории: одна коллективизация чего стоила. Так не разрешают же коллективизацию трогать, поди тронь — мигом котелками по зонам загремишь. А про войну (не про всю, а только про начало) — пожалуйста, кричи, хоть охрипни.

Но не насторожились некоторые историки, а хватали бросаемые кусья и заглатывали прожорливо. И разносили по свету анекдоты один смешнее другого. И до такой степени приучили человека с улицы к мысли о сталинской «неготовности», что простой человек даже вообразить себе не может, что агрессоров было два, что из двух агрессоров Сталин был более коварным и хитрым и к войне лучше подготовлен, о чем результаты войны свидетельствуют.

Особая заслуга в распространении легенды о неготовности Сталина к войне принадлежит Хрущеву. За статьи и книги о «неготовности» Хрущев жаловал премиями, чинами, орденами. Хитрый мужик Хрущев понимал, что, выпячивая «неготовность», надо знать меру, и отдельных историков публично журил, мол, через край хватаете… Но, пожурив, авторов не сажал и книг из продажи не изымал. И этим своим одергиванием авторам рекламу делал. Они сами себя считали бунтующими правдоискателями в конфликте с властью.

Навигация

[ Часть 5. Глава 7. ]
Hosted by uCoz