Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 4 ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ ПЕРЕДЫШКИ? → Часть 5

Глава 4

Часть 5

И не будем ставить вопрос: отказался Сталин от идеи Мировой революции или нет. Поставим другой вопрос: а мог ли Сталин от этой идеи отказаться, если знал, что длительное сосуществование рядом с нормальными странами немыслимо?

Если бы Сталин и захотел отказаться от Мировой революции, то не мог бы этого сделать, ибо это равнялось поражению и самоубийству. И Сталин не отказался. Он открыто и настойчиво повторял: «Окончательная победа социализма в смысле полной гарантии от реставрации буржуазных отношений возможна только в международном масштабе» («Правда». 14 февраля 1938 г. ).

Мой критик Габриэль Городецкий: «Суворов стремится доказать, что внешняя политика Советского Союза целиком определялась идеологией и следовала марксистским догмам, которые всегда имели целью мировую революцию. Суворов не принимает в расчет shifthome.ru национальные интересы…»

О каких национальных интересах речь? Только в ходе коллективизации в Советском Союзе было истреблено больше людей, чем во время Первой мировой войны во всех странах, принимавших в ней участие. Коллективизация — это Вторая мировая война против моего народа. И когда говорят, что 1 сентября 1939 года Гитлер начал… я отвечаю: 19 августа 1939 года Сталин начал Вторую мировую войну против народов Европы. Но если смотреть в корень, то увидим — Вторая мировая война была начата коммунистами в 1930 году против мужиков России, Украины, Белоруссии. В 1939 году эта война распространилась и на соседние страны.

Попробуйте с точки зрения национальных интересов объяснить войну против этой самой нации, истребление миллионами самых трудолюбивых и деятельных представителей нации, ее костяк и хребет, истребление тех, кто нацию кормит. А кроме того, крепкий мужик-хозяин — всегда хороший солдат. Повторяю: всегда. Истребление крепких мужиков было истреблением хороших солдат. И когда советско-германскую войну по недоразумению называют чуть ли не «великой» и даже «отечественной», возразим: коллективизация была коммунистической антиотечественной войной, войной против своего народа, войной на истребление, войной на уничтожение защитников отечества. Война в Европе — только продолжение, но уже против всех наших соседей, ближних и дальних.

Только с точки зрения Мировой революции действия Сталина объяснимы и понятны: свободному крестьянству Мировая революция не нужна, именно свободное крестьянство воспротивилось бы советизации Эфиопии и Антарктиды, ибо за Коминтерн и его авантюры расплачиваться мужику и кровь лить — мужику.

Для того товарищ Сталин и переломал хребет русскому мужику, а заодно и всему народу, чтобы не мешали принимать новые республики в нерушимый союз. И очень даже логично: сначала в одной стране, потом — в мировом масштабе.

Интересно объясняет господин Городецкий: захотел Сталин — руководствуется марксистской идеологией, а не захотел — национальными интересами…

Но не было у товарища Сталина такой свободы. Социальная справедливость требовала национализации, национализация означала бюрократизацию, это влекло за собой массовый исход и «границу на замке», «граница на замке» означала самоизоляцию, отрыв от всей мировой цивилизации и неизбежное отставание. Мы начинали вариться в собственном соку, теряли контакт с другими народами, с лучшими достижениями мировой науки, техники и культуры, были вынуждены все изобретать сами. В нормальном мире научное открытие в одной из стран быстро становилось общим достоянием, все страны обогащали друг друга, мы же все велосипеды вынуждены были изобретать сами… Отставание порождало недовольство народа существующим порядком и правительством…

И все, кто становился на этот путь, были просто вынуждены идти по сталинским следам к необходимости войны на уничтожение тех, кто свободен и потому богат и счастлив. Или коммунистический Китай развяжет ядерную войну и половина человечества погибнет (так рассуждал оптимист Мао), или китайский коммунизм рухнет. Они не развязали ядерную войну, и китайский коммунизм рушится. Или Фидель Кастро будет посылать кубинские войска воевать в Африку, устанавливать там правление бюрократии (объясните мне: в чем тут национальный интерес Кубы? ), или режим Фиделя рухнет. А ведь рухнет, никуда не денется.

Навигация

[ Часть 5. Глава 4. ]
Hosted by uCoz