Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 4 ЧТО БУДЕТ ПОСЛЕ ПЕРЕДЫШКИ? → Часть 2

Глава 4

Часть 2

Именно в этот момент кто-нибудь нашелся. Этот самый кто-нибудь записался в Немецкую рабочую партию под номером 007.

Ленин настоял на прекращении попыток на штыках Красной Армии принести счастье соседним странам, на том, чтобы с соседними странами были установлены дипломатические и торговые отношения.

И вот — Генуэзская конференция. Запад поражен: советская делегация в черных фраках, в шелковых цилиндрах… Запад — в восторге: они меняются! Они становятся такими, как все!

Кто-то осторожно предупреждает: надо дать испытательный срок перед тем, как садиться с ними за один стол…

А наши коммунисты не скрывали, что ничего не меняется. Им нужны только три вещи: технология, технология и технология. Им надо вооружаться, вооружаться, вооружаться. Потом они намерены совершить Мировую революцию, для чего им нужно разжечь Вторую мировую войну. Но это будет только после серьезной подготовки. А сейчас — передышка.

Любимый сталинский поэт Владимир Маяковский написал в те дни стихотворение «Моя речь на Генуэзской конференции»:

Сталин полностью понял идею Ленина и после смерти вождя отстоял ленинизм в борьбе против сторонников прошибания стен головой. Путь Сталина прост и понятен: временно прекратить штурм, укрепить власть коммунистов внутри России, с помощью Запада поднять промышленность, перевооружить армию. Одновременно вырастить кого-нибудь, кто встанет во главе Германии и сокрушит Францию.

А этот самый кто-нибудь сидел тем временем в заключении и писал «Майн кампф». Самый первый перевод «Майн кампф» — на русский язык. Правда, автору ничего не заплатили, и в витринах книжных магазинов у нас при товарище Сталине «Майн кампф» не выставляли. Это был обычный для нас акт литературного пиратства. Книга была переведена и издана для руководителей партии, армии, государства. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский свидетельствует: «Все мы в свое время читали книгу Гитлера „Майн кампф“ (ВИЖ. 1989. N 4. С. 53).

Троцкий не понимал намерений Сталина и обвинил его в отходе от идеалов. Запад тоже не понял сталинских намерений. Точнее, лидеры Запада видели не то, что есть на самом деле, а то, что им хотелось видеть.

А им хотелось, чтобы коммунистическая Россия стала такой же страной, как и все, чтобы излечилась от бешенства, чтобы занялась своими проблемами, чтобы не пыталась погрузить мир в ту грязь, в которой оказалась сама.

Сейчас нам говорят, что Сталин просто отказался от идеи Мировой революции. И доказательства: вышел фильм «Броненосец „Потемкин“, в завершении фильма лозунг „Да здравствует Мировая революция! “. Сталин приказал лозунг снять… Это ли не доказательство!

Я это доказательством не считаю. Если вы действительно серьезно готовитесь сокрушить Запад и для этого вам нужна военная технология Запада, то надо ее получить, а махать красной тряпкой перед носом соседей умеют даже дураки. Большого ума для этого не требуется.

И еще доказательство. Изгнанный из страны Троцкий в далекой Мексике пишет черным по белому: Сталин предал рабочий класс и от великой Идеи отказался…

Доказательство?

Может быть.

Но не все, что говорил Троцкий, надо принимать всерьез. Троцкий, например, всю жизнь критиковал советскую бюрократию, он считал, что власть рабочих и крестьян выродилась во власть бюрократии, предлагал бюрократию разогнать, сократить, поставить под рабочий контроль и много еще чего предлагал. Удивительная позиция: сначала Троцкий отобрал у людей все, что они имели, и передал все в общественную собственность. Но если никто конкретно не имеет права распоряжаться землей, ее недрами, железными дорогами и заводами, кто же всем этим будет руководить? Если самого лучшего машиниста поставить от имени рабочего класса управлять Транссибирской магистралью, то ему потребуется много телефонов для того, чтобы быть в курсе дел на всем протяжении дороги. Ему потребуются стол, на котором он эти телефоны поставит, кабинет для этого стола, шкаф для бумаг, чтобы хранить собственные распоряжения, отданные вчера и неделю назад, ибо распоряжения, которые он отдаст сегодня, не должны противоречить вчерашним. Ему потребуются машинистка, которая будет печатать бумаги, помощники, пусть тоже рабочие, которые будут руководить сложнейшим организмом в его отсутствие. Одним словом, наш рабочий мгновенно из пролетария превратится в бюрократа.

Потрясающа логика товарища Троцкого: сначала все повелел отдать под контроль государства, а потом возмущается ростом бюрократии… И борется против нее. Но если не бюрократы будут руководить, тогда кто? В частную собственность дорогу отдать? Акционерному обществу? Зачем тогда Мировая революция? И кто после Мировой революции будет управлять всем мировым хозяйством?

Навигация

[ Часть 2. Глава 4. ]

Закладки

Hosted by uCoz