Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 24 СВИДЕТЕЛЬ НАЙДЕН! → Часть 5

Глава 24

Часть 5

А центральный орган Министерства обороны газета «Красная звезда» пошла дальше. Полковник Юрий Рубцов объявил; Городецкого не просто исследователем, но свидетелем событий. Так прямо и пишет: «Городецкий свидетельствует — к июню 1941 года ни механизированные войска Красной Армии, ни ее Военно-воздушные силы не находились в состоянии готовности» («Красная звезда». 14 марта 1995 г. ).

Между тем «свидетель» Городецкий в 1941 году не существовал даже в эскизных проектах.

Родина-мать! Вот нашли свидетеля твоей войны!

Дожила ты.

Докатилась.

Достукалась.

Свидетель тот, кто сам видел, кто сам воевал. Но таким ни в «Красной звезде», ни в «Родине» веры нет. А власть и официальная пропаганда берет в свидетели любого, кто наши ворота дегтем мажет.

Я только четыре предложения из Городецкого цитировал. А там целая книга против нас, вот с такими заворотами: «Командиры — 40% шляпы, бесхарактерные, трусы и т. д. » (С. 125). Это о командном составе Красной Армии.

Интересно, это сам великий математик Городецкий вычислил или ему помогли? Полистаем книгу и согласимся: помогли. Вся книга Городецкого пестрит ссылками на архивы ГРУ, Министерства обороны, Министерства иностранных дел, на личный архив советника Президента России генерал-полковника Д. Волкогонова.

В одних только архивах Москвы — миллиарды листов бумаги, и найти там можно всякое. Так вот среди миллиардов листов нашли чей-то дурацкий дневник, а в нем — нужную страничку, и Городецкому — публикуй. Первооткрыватель. Городецкий и не скрывает того, что официальные наши историки, включая генерал-полковника Волкогонова и генерал-майора Золотарева, ему помогали: «Они помогали мне, и прежде всего — в добывании различных документов» («Окна». 2 марта 1995г. ). Эх, Дмитрий Антонович. Добыватель.

И книга вышла, и встречают Городецкого в Москве генералы России и перед ним красный ковер стелют. Он это так описывает: «Презентация моей книги проходила в Москве. Должен сказать, что это было нечто монументальное. Она просто не сходила с экрана телевидения и со страниц газет. И историки, и военные — все повторяли одно: „Вы сделали за нас то, что мы не могли сделать. Очень, очень сильно“. Вопрос, который повторялся все время: „Почему именно израильтянин решился на это — человек со стороны? “ Во всем этом я ощущал очень сильный элемент самокритики с их стороны. Я ожидал, конечно, критических высказываний, но со стороны профессионалов критики не последовало».

Осмыслим: советский генерал, бывший зам начальника Главпура и начальник Управления спецпропаганды генерал-полковник Волкогонов ищет материалы и в миллиардных завалах находит единственно правильный листочек: русские — дураки и трусы. Великий исследователь Городецкий это публикует, и «критики со стороны профессионалов не последовало». Наоборот. Товарища Городецкого встречают как триумфатора. Воистину: триумф и трагедия.

Городецкий первым в мире опубликовал сведения о количестве дураков среди командного состава Красной Армии. Такого никто еще в мировой истории вычислить не сумел. Так повесьте же ему на шею бриллиантовую звезду!

Запад любит точность, любит все видеть в цифровом выражении. Процент дураков в Красной Армии уже «введен в научный оборот» и будет теперь циркулировать до скончания времен.

Вычислить количество дураков в процентах, что ни говорите,  — это научный подвиг. Вершина научной мысли. Дерзновенный полет. И уже зазвенело по страницам мировой научной периодики — 40%. Количество дураков в других армиях не вычислялось, потому нет цифры, которую можно было бы назвать. Потому не называют. Потому впечатление — там у них вроде и дураков нет. А у русских, пожалуйста,  — 40%. Научно обосновано. И есть на кого теперь сослаться при защите диссертаций. Только думаю, Дмитрий Антонович, для пущей научности надо было Городецкому не круглую цифру давать, а что-нибудь вроде 41, 3%.

Франция во Второй мировой войне была разбита за месяц. Но попробуйте в Париже найти книгу о неготовности Франции к войне! Я три пары железных сапог истоптал, три железных колпака износил, три железных посоха истер о парижские тротуары — ничего по книжным развалам о неготовности Франции к войне не обнаружил. Все — только о нашей неготовности, все — о нашей глупости, о трусости Сталина, его маршалов, генералов, офицеров и солдат. А вот если бы какой-то умник вздумал вычислять процент дураков и трусов среди офицерского состава французской армии, то ему бы быстро ноги выдернули, чтобы не топтал ими французскую землю. А издательство, выпустившее книгу с такими сведениями, свирепая толпа просто сожгла бы.

Навигация

[ Часть 5. Глава 24. ]

Закладки

Hosted by uCoz