Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 23 ПРО 38-ТОННЫЕ ТАНКИ → Часть 6

Глава 23

Часть 6

И вовсе не надо все осматривать: только четыре немецких танка и два чешских. Только и делов —уяснить, что были четыре немецких типа, а кроме того — трофейные; что построенные в Германии танки отличались от трофейных; что трофейные на 35, тем более — на 38 тонн даже по виду не тянут.

А потом музей в Кубинке открыли для всех. Вот бы смотаться на денек. Если служебного времени на это не выделили, так хоть туда любителем любопытствующим сходить. На один часок. Да десяти минут бы хватило: всю жизнь писал про блицкриг и немецкие танки — дай поинтересуюсь, что же это такое.

Но нет. Не интересно Анфилову. Всю жизнь молол чепуху, как Ленин с броневика, т. е. с «38-тонного» танка, и никогда не интересовался, что же это за постамент у него под ногами.

И заместитель начальника Генерального штаба по научной работе (один и другой и их предшественники) понятия не имеет о том, что за танки были на вооружении Германии.

Именно за исследование вопросов начального периода войны генерал армии Гареев вознесся так высоко. Именно начальный период войны — его конек, область его особого интереса.

Вопрос: а как же он ухитрился окончить две военные академии, да еще и с золотыми медалями? Что это: стандартный уровень выпускников Военной академии имени Фрунзе и Военной академии Генерального штаба? Или, может, генерал армии Махмут Гареев просто купил дипломы, медали, ученые степени и звания, воинские звания и высокие должности?

Гареев неустанно повторяет, что наши танки были легкими и устаревшими. Но генерал не удосужился сравнить наши «легкие и устаревшие» с танками Германии.

Удивительное — рядом: сам генерал армии Гареев в своей работе говорит о том, что в Германии вылито меньше грязи на Гитлера и его армию, чем в нашей стране на нашу армию. Генерал армии Гареев говорит это с фальшивым возмущением, говорит так, словно сам он чист, словно он сам грязи на свою страну и армию не лил. Есть, мол, какие-то темные силы, которые нашу историю грязью мажут. Махмут Ахметович, а разве не вы лично эти самые силы возглавляете? Не вы ли их направляете?

И не понятна позиция некоторых моих критиков. Я выступил с книгой, суть которой в том, что мы не глупее других. На мою книгу обрушился камнепад критики. А наши официальные историки, во главе которых был и Махмут Гареев, восхваляют гитлеровскую армию, которая якобы имела на вооружении 35-тонные и 38-тонные танки, и против этого никто не протестует.

Товарищи дорогие, на чью мельницу воду льете?

И вот выступает полковник Мерцалов Андрей Николаевич, доктор исторических наук, профессор, автор многочисленных… и пр. и пр.

Андрей Николаевич уличает меня в том, что я не являюсь носителем высоких званий и звучных титулов. Себя он приводит в пример: доктор исторических наук, профессор, и дочка — доктор исторических наук и тоже профессор, а пишет профессор Мерцалов в соавторстве с самим Махмутом Гареевым…

Андрей Николаевич, вам вопрос: а почему вы не протестовали, когда ваш соавтор М. Гареев писал про 35-тонные танки? Вы боялись или… тоже никогда военной историей не интересовались? Почему вы молчали, когда профессор Гареев военные термины путал? Не следовало публично нападать, но можно было бы по-дружески подсказать: Махмут Ахметович, тут что-то не совсем так…

Простительно кому-то чего-то не знать. Но простительно ли доктору математических наук не знать таблицы умножения? Простительно ли вам, Андрей Николаевич, профессору и доктору исторических наук, эксперту в области начального периода войны, не знать, что за танки были у немцев в этом самом начальном периоде? Вы бахвалитесь доступом к архивам, но зачем вам архивы, если вы не научились работать даже с открытой литературой? Если вы не удосужились в танковый музей за всю свою жизнь заглянуть?

Советский Союз выпускал больше всего в мире инженеров, врачей, учителей. И вот однажды в Узбекистане был проведен внезапный экзамен среди студентов-экономистов выпускного курса. Была поставлена одна, но очень сложная задача: от двух третьих отнять одну вторую. Понятно, задача трудная, но согласимся: экономисту в его работе надо владеть не только марксистско-ленинской методологией. Понимая, что задача представляет сложность, экзаменаторы время на решение не ограничивали: кому-то потребуется всего один час, а кому-то и целый день — тут не вопрос времени, главное — решили бы. Хоть через день, хоть через два. Правильный ответ дали 23% опрошенных. Можно бы и радоваться такому результату. Беда в том, что остальные ответа правильного не дали.

Навигация

[ Часть 6. Глава 23. ]

Закладки

Hosted by uCoz