Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 22 КАКИЕ ТАНКИ СЧИТАТЬ ЛЕГКИМИ? → Часть 3

Глава 22

Часть 3

Вот с этими танками Гитлер и вступил во Вторую мировую войну.

На 31 августа 1939 года танковый парк Германии включал несколько сотен трофейных чешских легких танков и 2977 танков германского производства. В том числе: 1445 танков T-I, 1223 — T-II, 98 — T-I1I, 211-T-IV.

Вывод: Германия вступила во Вторую мировую войну, имея смешное количество плохих танков.

По странной германской классификации танки T-I1I и T-IV считались средними. Это типичная гитлеровская туфта. Никакими стараниями танки весом 15 тонн с противопульной броней и 37-мм пушкой в разряд средних не затащить, как не затащить туда и танк весом 18 тонн с короткоствольной 75-мм пушкой. Но даже если и назвать эти танки средними, то и тогда картина вырисовывается дикая, то и тогда вступление Гитлера во Вторую мировую войну необъяснимо.

На 1 сентября 1939 года у Гитлера:

тяжелых танков — 0; так называемых «средних» танков — 309; очень легких танков — 2668.

Ну а трофейные чешские?

Не спешите, до них дойдем и посмеемся.

И вот выступает Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев (ВИЖ. 1991. N 4. С. 31) и рассказывает истории о том, что Советский Союз вообще ни к чему не был готов ив 1939 году был вынужден спасаться дипломатическим маневром — пактом Молотова — Риббентропа: «При отсутствии этого договора Советский Союз оказался бы вовлеченным в войну в 1939 году в условиях еще более невыгодных, чем в 1941 году».

Эту страшилку нам доблестные маршалы 50 лет рассказывали: если бы Молотов 23 августа 1939 года не подписал пакт о начале Второй мировой войны, то Гитлер напал бы на Польшу, разгромил бы ее в сентябре и дальше пошел без остановок до Минска, Смоленска, Москвы, Куйбышева и дальше, и дальше, и дальше.

Жутко.

Тому, кто не понимает.

Возразим. Во-первых, достоверно установлено, что приказ на разработку плана нападения на Советский Союз был отдан Гитлером 21 июля 1940 года. До этого никаких планов войны против Советского Союза и даже теоретических разработок германские генералы не имели. Следовательно, страхи Сталина были необоснованными (если таковые вообще имели место).

Во-вторых, подписав со Сталиным пакт в конце августа, Гитлер должен был истратить сентябрь на разгром Польши.

А потом, в октябре, напасть на Советский Союз? Нападать со смешным количеством танков, половина из которых весит по 5 тонн и имеет только пулеметное вооружение? А вторая половина не намного лучше первой.

Нападать в октябре и по нашим дорогам переть до Москвы на танках, подавляющее количество которых имеет двигатели мощностью 100-140 л. с. ? Далеко ли по нашей грязи они уйдут? А потом — ноябрь. А за ноябрем известно что следует. И снова встает вопрос о зимней смазке, о танковом топливе, которое не разлагается на морозе, и опять же — о бараньих тулупах. Но даже если бы Гитлер (не имея планов) решился нападать на Сталина в октябре 1939 года, то сделать этого не мог: блицкриг в Польше означал практически полный расход моторесурсов всех германских танков. Поднимем еще раз мемуары германских танковых генералов: моторесурс был исчерпан, потому ВСЕ германские танки вернули на заводы в капитальный ремонт. С октября 1939 года до февраля 1940 года германские танковые войска существовали, но… без танков.

Так что, отнюдь не сталинским страхом диктовалось подписание договора о начале Второй мировой войны. Пусть маршалы другое объяснение ищут.

Теперь вспомним, что в 1939 году Красная Армия имела 2595 бронеавтомобилей, большая часть из которых была вооружена 45-мм пушками, а эти пушки пробивали любой германский танк. Уже только этой мощи было достаточно, чтобы остановить любое германское вторжение.

Кроме того, Красная Армия имела в 1939 году около 9000 танков Т-26 с такой же противопульной броней, как и у германских танков, с такими же примерно ходовыми характеристиками, но с более высокой огневой мощью — они имели 45-мм пушки и 2-3 пулемета. Если бронеавтомобили не считать, то одних только танков Т-26 с избытком хватало, чтобы сокрушить германскую танковую мощь, и достаточно быстро.

98 гитлеровских 37-мм пушек на танках T-III против 9000 сталинских 45-мм пушек на танках Т-26 — согласимся, сталинская неготовность к войне как-то меркнет на фоне этой арифметики.

Навигация

[ Часть 3. Глава 22. ]

Закладки

Hosted by uCoz