Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 22 КАКИЕ ТАНКИ СЧИТАТЬ ЛЕГКИМИ? → Часть 1

Глава 22

Часть 1

Весной 1941 года Гитлер отдал приказ показать советской военной делегации наши танковые заводы и учебные центры. Гитлер особо подчеркнул, что следует показывать, ничего не скрывая. Советские офицеры, осмотрев все, категорически отказались верить, что танк T-IV является нашим самым тяжелым танком. Они постоянно повторяли, что мы прячем от них наши новейшие танки.

Главное для историка — факты. Для агитатора — интонация.

Коммунистические историки часто скатывались с высот научного анализа в низины горлопанства. Они говорили о «легких и устаревших» советских танках таким презрительным тоном, что у всех сформировалось устойчивое пренебрежительное к ним отношение. А о германских танках они не говорили ничего. Создавалось впечатление: у Сталина — легкие и устаревшие, у Гитлера — тяжелые и новейшие. Этого эффекта горлопаны и добивались.

Мы уже выяснили, что в 1941 году ВСЕ танки Гитлера были устаревшими. Добавлю: и все были легкими. Мы с ними разберемся. Сейчас пока — о легких сталинских танках.

Действительно, у Сталина среди прочих было много легких танков. Но нет ничего в том плохого. Танк — инструмент. Инструмент для работы.

Кувалда тяжелее молотка, разве из этого следует, что она лучше?

Есть работа, для которой лучше кувалда, а есть — для которой лучше молоток.

Танк в двадцатом веке выполнял ту же роль, что кавалерия во все предыдущие века. Кавалерия делилась традиционно на тяжелую и легкую. Казалось бы, тяжелая лучше легкой: огромный человечище, на огромном коне, весь в броне, и конь — в броне, в правой руке копье — троих насадить можно, как кузнечиков на иголку, в левой — непробиваемый щит…

А вот монгольский конник: маленькая лошадка, всадник — не гигант, никакой броневой защиты, вооружение — лук да кривая сабелька.

Чингисхан завоевал необозримые просторы и покорил многомиллионные народы только легкой конницей. Тяжелых рыцарей у него не было. Они Чингисхану были не нужны. И вот почему. В тактике мы побеждаем оружием. Для боя нам требуются мощное оружие и тяжелая броня. А в стратегии мы побеждаем маневром.

Но как мог монгольский воин сражаться с доблестным рыцарем? Ответ: он был не так глуп, чтобы сражаться. У него преимущество в скорости, маневренности и, если хотите, в запасе хода. Он может за сутки пройти столько, сколько ни один рыцарь не пройдет. И потому конник Чингисхана может победить маневром кого угодно. Рыцари выстроились для боя, а легкая монгольская конница боя не принимает, она просто обходит рыцарей стороной и грабит их обоз, сжигает позади мосты, города и деревни. Имея превосходство в подвижности, монгольская конница могла в любой момент ударить во фланг, в тыл, а в случае неудачи — просто отойти, оторваться. Монгольская конница могла держаться рядом с противником, изматывать его, но всегда быть недосягаемой. Как цыганята на базаре: маленькие, нахальные, проворные, юркие, мордочки корчат, а попробуй хоть одного поймать.

Так действовала монгольская конница возле сильного противника: всегда рядом, всегда неуловима, но ее присутствие изматывало, как рой навозных мух. Подвижность легкой конницы означала, что монголы вокруг любого войска могли всегда отравить колодцы, сжечь стога, разорить города и деревни, сами же всегда могли быстро отойти туда, где есть вода и продовольствие.

Легкий танк в бою против тяжелого танка — это как монгольский всадник против закованного в броню рыцаря. Легкому не выгорит. Но если вы замыслили блицкриг, то главное требование к танку — не сверхмощное вооружение и не тяжелая броня, а подвижность, скорость, запас хода. Тяжелая броня и мощное вооружение вам только будут мешать.

Теперь разберемся с весом германских танков. Предупреждаю: ничего не поймем, если не выясним предварительно, что есть легкий танк, средний и тяжелый.

Единой международной классификации никогда не было. Каждая страна использовала свою. Но даже в одной стране взгляды менялись, и то, что вчера считалось тяжелым танком, сегодня могло считаться средним и т. д.

Навигация

Закладки

Hosted by uCoz