Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 20МИЛЛИОН. ИЛИ БОЛЬШЕ? → Часть 6

Глава 20

Часть 6

Когда Гитлер летом 1942 года бросил 4-ю танковую армию на Кавказ, путь ему заслонили два гвардейских корпуса. О них официальная история говорит: «Героически сражались воины воздушно-десантных бригад, переброшенных на Кавказ летом 1942 года в состав Северокавказского фронта. Из воздушно-десантных войск были переброшены 1, 2, 3, 4 и 5-я маневренные воздушно-десантные бригады и 4-й запасной воздушно-десантный полк, которые были преобразованы в гвардейские стрелковые бригады и введены в состав 10-го и 11-го гвардейских стрелковых корпусов» (Советские воздушнодесантные. С. 180).

Вот она, разгадка чудесам. Вот откуда эти корпуса взялись — брали десантников, давали авансом гвардейское звание и ими затыкали дыры.

Генерал-лейтенант И. Рослый был генерал-майором, он принял под командование 11-й гвардейский стрелковый корпус с приказом остановить 4-ю танковую армию Клейста. Все хорошо: народ — золото. Только… только обороняться их никогда не учили, и тяжелого оружия десантникам не полагается. Воздушно-десантные войска — это легкое и предельно гибкое орудие войны. Плеть. А танковая армия — колун. Бросать десантников под танки с приказом их остановить — это попытки плетью обух перешибить. Но что делать, если других средств не осталось? Что делать, если войска есть, и в изобилии, только не для той войны они подготовлены?

Генерал-лейтенант И. Рослый вспоминал: «Не хватало артиллерии (зенитной не было вообще), отсутствовали танки, недоставало противотанковых средств… Я просил генерала И. И. Масленникова усилить корпус противотанковыми средствами, в том числе хотя бы одним танковым батальоном. К сожалению, моя просьба была отклонена. Воевать надо не числом, а умением, с некоторым раздражением ответил он и сел в машину. Я понял, что ему было просто нечего мне дать» (ВИЖ. 1972. N 12. С. 79).

Против танков — героизм. Против атак с воздуха — он же.

И под Сталинград пошли десять гвардейских стрелковых дивизий. Это — 130 000 десантников. И опять — обороне не обучены, без тяжелого оружия, но — герои… Эти не отходили.

А там же под Сталинградом — оставшиеся в живых десантники из корпусов первой волны. 3-й воздушно-десантный корпус давно превращен в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию полковника Родимцева (а под Москвой создан новый 3-й воздушно-десантный корпус, в нею призвали уже новых десантников).

И вот 13-я гвардейская держит оборону, но мечтает о той работе, к которой ее готовили:

Каждый день, каждый час Крепнет мужество в нас, В бой идут молодцы-пехотинцы…

С черной свастикой гад Не вернется назад, Получив из винтовки гостинцы.

Если будет приказ, Все готово у нас — С неба смерть понесем оккупантам, Мы тряхнем стариной И порою ночной Обернемся воздушным десантом.

Мы с отвагой дружны, Потому и сильны.

Мы железною спайкой гордимся.

Нас ведет за собой Командир и герой Наш товарищ, полковник Родимцев.

Мечтам десантников не суждено было сбыться. Воздушным десантом им так и не удалось обернуться. Их бросали под танки, под танки, под танки.

О 7-м воздушно-десантном корпусе есть воспоминания генерал-лейтенанта Н. Демина (ВИЖ. 1978. N 2, С. 85-90). Невеселые воспоминания. Готовят корпус к десантированию, и вдруг в декабре 1942 года приказ выделить из состава корпуса соответствующее количество тысяч десантников, сформировать дивизию, авансом — гвардейское звание, и — вперед на Северо-Западный фронт. Задача — форсировать «Ломать и рвать многополосную немецкую оборону в печально знаменитом „Рамушевском коридоре“. Да не одну дивизию туда, а три: две другие из состава 8-го вдк (а корпус как резиновый, сколько хочешь его растягивай, сколько хочешь из него дивизий забирай, а их все не убывает).

В тех краях, под Старой Руссой, на Ловати, воевал мой отец в 1-м гвардейском стрелковом корпусе. Он видел десантников и рассказывал о том, как они оборону рвали. Но не будем предаваться семейным воспоминаниям. Попытаемся сами представить, что из этой затеи могло получиться. Прорыв обороны — это работа, для которой требуется тяжелый инструмент: гаубицы калибром покрупнее, тяжелые танки, много саперов со своей особой техникой — огнеметными танками и танковыми тралами. Прорыв обороны — это много минометов и установок залпового огня. Для прорыва обороны нужны классные артиллерийские корректировщики и много боеприпасов. Все это как раз то, чего у десантников нет. У десантников есть только храбрость. Их бросали в бой, как стахановцев на строительство московского метрополитена, вооружая энтузиазмом…

Навигация

[ Часть 6. Глава 20. ]

Закладки

Hosted by uCoz