Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 20МИЛЛИОН. ИЛИ БОЛЬШЕ? → Часть 4

Глава 20

Часть 4

Так ведь не выйдет: дождиком парашюты прихватит — двадцать пять тысяч сушить и перекладывать… Это потеря боеготовности. За такое самого большого начальника — тоже к стеночке поставят. На такого начальника и командиры корпусов донесут куда следует, и прокуроры корпусов, и особисты, и стукачи, которых в десантных войсках полагается иметь больше общепринятых стандартов… Да и обыкновенные солдатики просигнализируют: вредительство налицо!

А если парашюты под небом полежат чуть больше положенного, то пропадут,  — тут вышак окончательный, обжалованию не подлежащий.

Ну так это ведь, наверное, учения затевались! И вот перед учениями в пять воздушно-десантных корпусов и поступили приказы вывезти парашюты в леса в районы аэродромов погрузки!

И эта версия не идет. Самая, казалось бы, оборонительная мера — окопы отрыть, так нет же, советским войскам в приграничных районах этого делать не велели. Сейчас объясняют: чтобы Гитлера не спровоцировать. Ну и согласимся. Но выбросить на учениях прямо у германской границы целый корпус (или два, или все пять) — это разве не провокация! Учения учениями, а в немецких штабах паника поднимется: это к какой же войне русские готовятся? И если учения, отчего их в тех же самых Гороховецких лагерях у реки Волги не проводить? Гороховецкие лагеря или Звенигород, Тоцкие лагеря за Волгой — это традиционные места подготовки советских десантников, отчего бы там учений не проводить? Оно и от любопытных глаз далеко, и от районов, где проведение учений с десантированием целых корпусов будет самой что ни на есть провокацией. Проводить учения у германской и румынской границ — это было бы хуже любой провокации. Интересно, что кроме германской и румынской границы есть граница огромного протяжения на Дальнем Востоке, и там враг — Япония. Но там никаких десантных корпусов нет, и никаких учений там не затевается, и парашюты в тайгу не вывозят.

А может, десантники к оборонительной войне готовились? Если готовились к оборонительной войне, то зачем столь ценное имущество в мае 1941 года подвезли туда, откуда его под пулеметным огнем пришлось вывозить в первые дни войны? Да и некуда, как мы выяснили, в оборонительной войне прыгать.

А может, готовилось советское вторжение, но на 1942 год?

Очень мудро: летом 1941-го вывезти парашюты в леса, там подержать, дождиком подпортить, а потом на склады вернуть! Или без складов до 1942 года в лесу держать решили?

И дуростью не объяснишь. В других корпусах — та же картина. Десантный корпус — организация секретная. Не может знать генерал-майор Безуглый в Даугавпилсе о том, что происходит у Харитонова под Харьковом и у Глазунова под Одессой. И если все они дураки, то у всех дурость вдруг одновременно проявилась — после Сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года.

Так вот она — готовность к войне. Готовность в самой последней стадии.

Одну страницу из книги генерала армии А. С. Жадова можно было бы вырвать и вклеить в учебник начинающего шпиона-аналитика: двадцать секунд прочитать текст, двадцать секунд — вникнуть, еще двадцать — выдать единственно возможный вывод. А он таков: летом 1941 года Советский Союз находился в самой последней стадии перед нанесением внезапного удара.

Это единственно возможное объяснение. Остальные прочие сразу отпадают.

Навигация

[ Часть 4. Глава 20. ]

Закладки

Hosted by uCoz