Последняя республика

СодержаниеГЛАВА 16 С НЕМЕЦКИМ РАЗГОВОРНИКОМ ПО… СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ → Часть 4

Глава 16

Часть 4

Но не на советской территории.

В соответствии с этим и работали советские топографы.

На каждой советской топографической карте стоит гриф секретности. Карта секретна уже до того, как попала в руки командира, секретна независимо от того, нанес командир на нее положение своих войск, соседей и противника или не нанес. Карта секретна просто потому, что на ней нанесены леса и реки, мосты и поля. И это понятно: карта должна оставаться секретным документом, и работа военных топографов всегда должна быть окутана чернотой государственной тайны. Проникнуть в тайны топографической службы — мечта разведки противника.

Поясняю на примере. Представим себе, что разведки западных стран весной 1968 года установили, что советские картографические фабрики начали массовый выпуск карт Чехословакии… На этих картах не нанесены еще планы освободительного похода, на этих картах еще не обозначены аэродромы высадки, маршруты движения войск, объекты захвата, но факт массового производства карт данной страны интересен сам по себе, и есть над чем подумать.

Или, допустим, в 1979-м иностранные разведки узнали, что в Советском Союзе срочно обновлены карты Афганистана и картографические фабрики начали массовое их производство. Интересно? Интересно. Из таких фактов можно делать выводы. А карты Аляски, например, в Москве пока массовым тиражом не печатают. Из этого тоже можно делать выводы.

Советская военная разведка всегда проявляла особый интерес к топографическим службам противника. Пример: в начале 1943 года советская военная разведка добыла сведения о том, что германские картографические фабрики печатают сотни тысяч листов карт Орловской, Белгородской, Курской областей. Из этого делались выводы. В самом начале 1941 года советская военная разведка доложила командованию: японская топографическая служба получила приказ готовить детальный рельефный макет Филиппинских островов… Чтобы это могло означать? А карт советских дальневосточных областей японская топографическая служба пока в больших количествах не печатает…

В настоящее время есть достаточно сведений о том, чем занимались советские топографы перед войной.

И есть над чем подумать.

Свидетельствует бывший начальник Генерального штаба генерал армии С. М. Штеменко: «А надо заметить, что до войны карты, нужные войскам, на значительную часть территории нашего государства не составлялись» (Генеральный штаб в годы войны. С. 128). Исключением, говорит Штеменко, была узкая полоса от западной границы до городов Петрозаводск, Витебск, Киев, Одесса.

Присмотримся: вот граница, а вот рядышком Одесса. Это потом границу на запад отодвинули, а до 1940 года Одесса была городом приграничным. Между одесскими окраинами и границей — узкая полоса территории. Вот на этой полосе и работали топографы. А на все территории, которые восточное (а восточное — вся страна), топографические карты не составлялись. За ненадобностью. На нашей земле война не предполагалась.

Когда напал Гитлер, топографические карты внутренних районов Советского Союза было невозможно отпечатать, как невозможно печатать книгу, которая еще не написана.

Если наши территории до войны лежали вне интересов военных топографов, то что же их в этом случае интересовало? Легко догадаться: их интересовали территории заграничные. Военные топографы не просто составляли карты сопредельных территорий, но и печатали их в нужных количествах при самом высоком качестве. И не лежали те карты зря на складах, но использовались войсками и штабами для боевой подготовки и для планирования грядущей войны. Генерал-полковник Л. М. Сандалов сообщает, что в Белорусском округе для тренировок командного состава использовались карты Польши и весь командный состав знал польскую территорию до самых мелких деревень. В 1939 году Красная Армия «освободила» территории с населением более 20 миллионов человек. Сандалов описывает полевую поездку советских штабных командиров по «освобожденной» земле. Они никогда тут раньше не были, но за много лет на штабных учениях успели изучить местность по картам до мельчайших деталей. Советские командиры удивлены, до какой степени точны их карты. «Единственным человеком, которому поездка по освобожденной территории не принесла особых забот, был начальник топографического отделения» (На московском направлении. С. 39. ).

Красная Армия в 1939 году продвинулась вперед до 350 км, а топографической службе нет забот: карты этих районов давно составлены и отпечатаны. 350 километров — не предел интересов краснозвездных топографов. До 1939 года были составлены карты и на более удаленные от наших границ территории. В 1939 году в Москве вышла замечательная во всех отношениях книга Александра Лапчинского «Воздушная армия». Откроем раздел «Обеспечение наступательных действий воздушных сил» и полюбуемся на карты. Тут и германские аэродромы, и места расположения германских командных пунктов, и стратегические склады и, конечно, Берлин во всем великолепии. Нанесены и широкие улицы, и переулочки, и мосты, и вокзалы, и заводы. Писалась книга в разгар Великой чистки, и не думаю, чтобы наша цензура позволила опубликовать лучшее, что имеем. Но и то, что показано в книге, впечатляет. Это обратная сторона нашей «неготовности» к войне. Неготовность только на своей территории, а для освободительных походов все готово.

Навигация

[ Часть 4. Глава 16. ]

Закладки

Hosted by uCoz